16:49 

Фанфик "Календарь моей надежды" (в процессе)

Magicheskaya
Хочешь изменить мир? Начни с себя!
10 сентября
Наверное, у меня выработался иммунитет ко всем страхам, сомнениям и проблемам. Даже недостаток средств (я вновь отправила родительские деньги на обратный адрес) ничуть не испортил моего настроения. Честно говоря, если бы на мне сейчас сорвались последние башмаки, я бы не расплакалась, а просто стянула бы их и пошла босиком. Мне ничего не надо. Мне только хочется видеть лицо любимого человека, знать, что он счастлив, что он рад меня видеть. Всё. Все мои мысли сосредоточились на Зойе, а за ними не видно мелких неурядиц.

Я ломала вместе с ним его преграды. Я учила его любить, чувствовать меня, видеть во мне женщину. Мне тоже было нелегко, ведь я не самый решительный человек на Земле. Но раз Зой когда-то смог открыть мне силу человеческой нежности и любви, то почему не могу сделать этого я? Почему не могу побороть природную робость, перешагнуть ее, забыть и просто показать, как он нужен мне? Я поняла, что это глупый, ненужный страх после стольких лет совместной жизни. Я уже не та, что когда-то съехала от родителей (впервые в жизни решилась на самостоятельность!) и поселилась вместе с молодым человеком, против которого была вся моя семья, а друзья считали, что он просто развлекается и скоро бросит, вдоволь наигравшись с глупенькой девчонкой. И как было сложно решиться на этот первый шаг! Ведь это совсем разные вещи - целоваться с мальчиком под окном, пока не видит мама, и поселиться с мужчиной в одной квартире.

Вдоволь было и страхов, и проблем. И самое сложное было найти правильный путь друг к другу, сосуществовать вместе. Теперь мне предстояло то же самое, разница была лишь в том, что я лучше (а лучше ли?) знала своего любимого человека. Пришлось использовать все: от совместных разговоров и просмотров фильмов до романтических глупостей и соблазнения. В ход шли любые уловки, мало-мальски способные завоевать внимание Зойя: чуть более яркий макияж, обзоры кино и театров, совместное приготовление еды, нарядная одежда (или ее отсутствие). Я использовала любой повод побыть вместе, любую возможность стать для него более заметной, и когда все получалось, то радовалась, будто пятнадцатилетняя девчонка!

Наверное, это витание в облаках сделало меня совершенно рассеянной и невнимательной к остальным людям. Мне было все равно на сплетни, которые бродили по больнице, на чужое мнение, на новое платье нашей модницы из лаборатории. Я больше думала о том, как выкроить денег на поход в кафе с Зойем, где подешевле чинят набойки на туфлях, и что я буду готовить вечером. Я не слышала, как за моей спиной шепчутся коллеги и косятся в сторону хмурого, посеревшего Андерса, практически замкнувшегося в себе. Нас обсуждали и высмеивали за глаза, только вот я была к этому совершенно глуха. И именно в этот холодный осенний день мне предстояло узнать то, что я умудрялась не замечать...

Началось все с того, что, когда я зашла в кабинет, увидела миллионы цветов. Роз, хризантем, гербер и тюльпанов. Они были всюду: на рабочем столе, подоконнике, на полу и даже на шкафу. Я совершенно искренне не могла понять, как они здесь оказались, ведь утро только-только началось, и больница практически пустовала. Не иначе как цветочная фея превратила мой небольшой кабинетик в настоящий сад!

- Нравится? - раздался за спиной знакомый голос, и я обернулась.

Андерс. Странно, что я сразу не подумала о нем.

- Нравится.

А у него тени под глазами. Черные, большие. И помят ворот рубашки. Неужели все это я?

- Но я не знаю, зачем ты их принес сюда, - тихо добавила я.

- Для тебя. Ты достойна всех этих цветов. И даже больше, - мужчина оперся плечом о косяк и криво улыбнулся. В его улыбке не было надежды, не было нахальства или самолюбования. Но что-то... что-то острое, пока неуловимое было. Горло сжало.

- Прости, что невольно заставила тебя думать, что я свободна, и у нас может что-то получиться. У меня есть жених... - я никогда не чувствовала себя такой растерянной и жестокой.

- Знаю. Школьная любовь, да?

Я кивнула. Да, сказочная школьная любовь, к которой, быть может, трудно относиться всерьез.

- Он долго добивался тебя и, наконец, завоевал твое сердце?

Зачем он это спрашивает?..

- Нет, все было совсем не так, Андерс.

- Но по-другому быть просто не может. Ради таких, как ты, раньше бились рыцари и завоевывали города, - он улыбнулся вновь, но теплее. - Ты достойна лучшего, Ами Мицуно. Даже лучшего, чем мог бы дать тебе я.

- У меня уже есть лучшее, Андерс, - покачала я головой. - И лучше быть уже не может. Прости, я не могу взять ни одного цветка из этой комнаты.

- Я знаю. До свидания, Ами, - он кивнул и стремительно ушел, и я даже не успела что-то ему сказать.

А что? Что сожалею? Ведь это не так... Я с теплом и благодарностью вспоминаю время, проведенное с ним. Что хотела бы другого хода событий? И это было бы ложью. Я поняла, что мне совершенно нечего ему сказать. Все это должно было прекратиться. И пусть это прекратится сейчас.

Я убрала со стола цветы и переместила их в углы комнаты; пациенты диву давались, когда видели такое пестрое разнообразие букетов, но я лишь грустно улыбалась на их реплики. Андерс простился красиво, этого нельзя не признать. И оставил после себя прекрасные след, который не забыть.

Вечером я узнала, что его практика закончилась, и он ушел. У меня не было сомнений, что Андерс больше не вернется в эту больницу. И я с упоением вспомнила его высокую могучую фигуру в белом халате, живые серые глаза и светлые волосы. Пусть он останется для меня таким навсегда.

@темы: Мои фанфики

URL
   

Katerina Magicheskaya

главная